Литературный поэтический блокнот

Вот такие красочные поэтические блокноты у нас получились с учениками 6 Б и 8 Г классов.

Ребята заранее выбрали себе стихотворение из предложенного списка, которое они будут учить наизусть. Распечатали его на весь класс, по желанию подобрали картинки.

Следующий урок у нас прошел в творческой атмосфере: под музыку мы слушали стихотворения и оформляли поэтические блокноты.

У каждого ученика в блокноте не менее 15 стихотворений.

А на следующий год мы продолжим наполнять эти блокноты и знакомиться с творчеством других поэтов.

Великая Отечественная война. Стихотворения

Расул Гамзатов

Журавли

Мне кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей
Не в землю нашу полегли когда-то
А превратились в белых журавлей

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Летит, летит по небу клин усталый
Летит в тумане на исходе дня
И в том строю есть промежуток малый
Быть может, это место для меня

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле

Мне кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей
Не в землю нашу полегли когда-то
А превратились в белых журавлей.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - e3604715a2da0222755dd8ba247cb0d5.media_.1100x41-1-1024x38.gif

                                Булат Окуджава

До свидания, мальчики

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли —
Повзрослели они до поры,
На пороге едва помаячили
и ушли, за солдатом — солдат…
До свидания, мальчики!
Мальчики,
Постарайтесь вернуться назад.
Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
Не жалейте ни пуль, ни гранат
И себя не щадите, и все-таки
Постарайтесь вернуться назад.

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
вместо свадеб — разлуки и дым,
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.
Сапоги — ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки.
Мы сведем с ними счеты потом.
Пусть болтают, что верить вам не во что,
Что идете войной наугад…
До свидания, девочки!
Девочки,
Постарайтесь вернуться назад.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - e3604715a2da0222755dd8ba247cb0d5.media_.1100x41-1-1024x38.gif

Владимир Высоцкий

Почему всё не так? Вроде всё как всегда
То же небо — опять голубое
Тот же лес, тот же воздух и та же вода
Только он не вернулся из боя
Тот же лес, тот же воздух и та же вода
Только он не вернулся из боя

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя
Мне не стало хватать его только сейчас
Когда он не вернулся из боя
Мне не стало хватать его только сейчас
Когда он не вернулся из боя

Он молчал невпопад и не в такт подпевал
Он всегда говорил про другое
Он мне спать не давал, он с восходом вставал
А вчера не вернулся из боя
Он мне спать не давал, он с восходом вставал
А вчера не вернулся из боя

То, что пусто теперь, — не про то разговор
Вдруг заметил я — нас было двое
Для меня — будто ветром задуло костёр
Когда он не вернулся из боя
Для меня — будто ветром задуло костёр
Когда он не вернулся из боя

Нынче вырвалось — будто из плена весна
По ошибке окликнул его я
— Друг, оставь покурить! — А в ответ — тишина
Он вчера не вернулся из боя
— Друг, оставь покурить! — А в ответ — тишина
Он вчера не вернулся из боя

Наши мёртвые нас не оставят в беде
Наши павшие — как часовые
Отражается небо в лесу, как в воде
И деревья стоят голубые
Отражается небо в лесу, как в воде
И деревья стоят голубые

Нам и места в землянке хватало вполне
Нам и время текло — для обоих
Всё теперь одному. Только кажется мне
Это я не вернулся из боя
Всё теперь одному. Только кажется мне
Это я не вернулся из боя

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - e3604715a2da0222755dd8ba247cb0d5.media_.1100x41-1-1024x38.gif

Давид Самойлов

Сороковые

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Как это было! Как совпало —
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - e3604715a2da0222755dd8ba247cb0d5.media_.1100x41-1-1024x38.gif

Николай Рыленков

Наводчик

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Не позабыть мне ночи той короткой…
Был май. В лесу черёмуха цвела.
Мы наступали, и прямой наводкой
Артиллеристы били вдоль села.

И, пробираясь меж коряг и кочек,
Когда рассвет вставал, от пепла сед,
Я слышал, приговаривал наводчик:
— Вот, в самый раз… Прости меня, сосед!

И вновь взлетало облако рябое,
И вновь шаталась от разрыва мгла…
А мы узнали только после боя,
Что парень был из этого села.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - e3604715a2da0222755dd8ba247cb0d5.media_.1100x41-1-1024x38.gif

Т.Лаврова

22 июня

В тот страшный день земля рванула в небо.
От грохота застыла в жилах кровь.
Июнь цветастый сразу канул в небыль,
И смерть, вдруг, оттеснила жизнь, любовь.

Надели гимнастёрки и шинели
Вчерашние мальчишки – цвет страны.
Девчонки на прощанье песни пели,
Желали выжить в грозный час войны.

Война, как ком, катилась по дорогам,
Неся разруху, голод, смерть и боль.
Осталось их в живых совсем немного,
Принявших первый, самый страшный бой!

В атаку шли за правду, за Отчизну,
За мир, за мать с отцом, за добрый дом.
Чтоб защитить от ужасов фашизма
Права на жизнь, что рушилась кругом.

Сирень, гвоздики, нежные тюльпаны…
Начало лета, жизнь вокруг кипит.
Жива любовь, зарубцевались раны,
Но этот день июня не забыт!

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - e3604715a2da0222755dd8ba247cb0d5.media_.1100x41-1-1024x38.gif

Давид Самойлов

Валя-Валентина

Бой вспоминается потом.
В тылу. На госпитальной койке.
Ночами часто будит стон
Тяжелораненого Кольки.

Прокручивается кино
На простыне, как на экране.
Обстрел. Команда заодно
С обрывком энергичной брани.

Все возвращается — деталь,
Неподходящая экрану,
Как комсомольский секретарь
Кишки запихивает в рану…

Азарт. Бросок. «Стреляй же, бля!»
«Ура!» звучащее не густо.
Нет, это не годится для
Документального искусства.

Но утренний приход сестриц
Пригоден для кинокартины,
Особенно насчет ресниц
Сестрицы Вали-Валентины.

Ее не тронь! Словцом хотя б!
И не допустят матерщины
Не больно верящие в баб
Гвардейцы Вали-Валентины.

О ней возможен разговор
Возвышенный, почти стихами.
Тяжелораненый сапер
О ней во сне скрипит зубами.

А этот госпитальный быт!
О чем еще мечтать пехоте!
Лежишь на чистой койке. Сыт.
И вроде с Родиной в расчете.

Да, было. А теперь печет:
Иные раны, карантины.
И с Родиной иной расчет.
И нету Вали-Валентины.

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - e3604715a2da0222755dd8ba247cb0d5.media_.1100x41-1-1024x38.gif

Ю.Друнина

Не забывайте сорок первый год!

Парад в сорок первом
Наверное, товарищи, не зря,
Любуясь шагом армии чеканным,
Всегда припоминают ветераны
Другой – суровый – праздник Октября.
Была Москва пургой заметена,
У Мавзолея ели коченели,
И шла по Красной площади Война –
Усталая, в простреленной шинели.
То батальоны шли с передовой,
Шли на парад окопные солдаты.
В тревожных небесах аэростаты
Качали удлиненной головой.
Терзали тело Подмосковья рвы,
Убитых хоронил снежок пушистый,
Сжимали горло фронтовой Москвы
Траншеи наступающих фашистов.
А батальоны шли с передовой,
Шли на парад окопные солдаты!
Недаром в небесах аэростаты
Качали удивленно головой!
Кто может может победить такой народ?..

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - e3604715a2da0222755dd8ba247cb0d5.media_.1100x41-1-1024x38.gif

Так почему Герасим убил Муму?

Несвобода — это не только внешние обстоятельства. Это ещё то, что находится внутри человека…
Так почему Герасим убил Муму?

Читаем внимательно: «Утопив бедную Муму, он прибежал в свою каморку, проворно уложил кой-какие пожитки».
Вспомним: отправляясь подальше за город, чтобы избавиться от несчастной собачки, Герасим вовсе не собирался от барыни уходить! (Иначе он взял бы сразу пожитки с собой.) Очевидно, мужчина хотел исполнить «приказ» и вернуться. Вернуться к исполнению своих прямых обязанностей!
Бежать от хозяина– серьёзное преступление. Герасим к нему пока не готов.
А когда стал готов? Только после того, как совершил страшное насилие над своей душой – собственноручно казнил единственное дорогое ему существо.

Решение уйти от барыни и вернуться в деревню возникло как раз во время исполнения казни.  «А Герасим всё грёб да грёб. Вот уже Москва осталась назади. Вот уже потянулись по берегам луга, огороды, поля, рощи, показались избы. Повеяло деревней». И затем читаем в финале: «Спешил домой, к себе в деревню, на родину».

Увидев «избы, огороды, поля и рощи», вдохнув воздух свободы, Герасим этой свободы захотел! Но ещё не мог её себе позволить!

И вот когда страшное случилось, когда Герасим принес в жертву «закону и порядку» дорогое ему существо, эти самые «закон и порядок» потеряли над ним власть.

Если бы Герасим не убил Муму – не пожертвовал САМЫМ ДОРОГИМ, ЧТО У НЕГО ЕСТЬ, он бы не решился уйти.

Именно «мотив жертвы» и сделал этот незатейливый тургеневский рассказ классическим, поставив его в ряд с античной трагедией. «Чтобы получить свободу, надо чем-то пожертвовать». А поскольку свобода — высшая ценность человеческой жизни, то и пожертвовать приходится самым очень дорогим. Может быть, непомерно дорогим…

Успокоился ли Герасим, обретя свободу такой ценой? Был ли он в деревне счастливее, чем у барыни?
 Тургенев не даёт прямого ответа на эти вопросы. Но Герасим не пускает никого больше в свое сердце.