Конкурс военно-патриотической песни

21 февраля в гимназии 4 среди учащихся 5 и 6 классов проходил смотр-конкурс военно-патриотической песни «Этих дней не смолкнет слава».

Ребята 6 Б класса подготовили инсценировку советской песни времен Великой Отечественной войны «В землянке».

IMG_20170221_140645

IMG_20170221_140638

IMG_20170221_140739

Scanллл

0_800d7_c6a14d39_L                  Интересна история этой песни

«В землянке» — советская песня времён Великой Отечественной войны. Музыка Константина Листова, стихи Алексея Суркова.

0_c9bdb_e39624f5_XLПамятный знак установлен в 1998 году на месте землянки, в которой в ноябре 1941 года фронтовой корреспондент и поэт Алексей Сурков написал стихи, впоследствии ставшие словами песни «В землянке» д. Кашино, Истринский район, Московская область.

0_c9bde_bc548e84_XL«Возникло стихотворение, из которого родилась эта песня, случайно, — вспоминал Сурков. — Оно не собиралось быть песней. И даже не претендовало стать печатаемым стихотворением. Это были шестнадцать «домашних» строк из письма жене, Софье Антоновне. Письмо было написано в конце ноября, после одного очень трудного для меня фронтового дня под Истрой, когда нам пришлось ночью после тяжелого боя пробиваться из окружения со штабом одного из гвардейских полков…»
0_c9bdf_4b095301_XL Исследователи творчества поэта точно называют день, когда проходил тот памятный бой на подступах к Москве, — 27 ноября 1941 года, и ту часть, в которой оказался и принял бой корреспондент газеты «Красноармейская правда» Западного фронта, батальонный комиссар Алексей Сурков, – 258-й полк 9-й гвардейской стрелковой дивизии.
0_c9bd6_fb4629a1_XLБорис Неменский. О далеких и близких. (1950)

«Так бы и остались эти стихи частью письма, — продолжает он свои воспоминания, — если бы уже где-то в феврале 1942 года не приехал из эвакуации композитор Константин Листов, назначенный старшим музыкальным консультантом Главного политического управления Военно-Морского Флота. Он пришел в нашу фронтовую редакцию и стал просить «что-нибудь, на что можно написать песню». «Что-нибудь» не оказалось.И тут я, на счастье, вспомнил о стихах, написанных домой, разыскал их в блокноте и, переписав их начисто, отдал Листову, будучи абсолютно уверенным, что хотя я свою товарищескую совесть и очистил, но песня из этого абсолютно лирического стихотворения не выйдет. Листов побегал глазами по строчкам, промычал что-то неопределенное и ушел. Ушел, и все забылось.

Но через неделю композитор вновь появился у нас в редакции, попросил у фотографа Савина гитару и под гитару спел новую свою песню «В землянке». Все свободные от работы “в номер”, затаив дыхание, прослушали песню. Всем показалось, что песня «вышла». Листов ушел. А вечером Миша Савин после ужина попросил у меня текст и, аккомпанируя себе на гитаре, спел новую песню. И сразу стало видно, что песня «пойдет», если обыкновенный потребитель музыки запомнил мелодию с первого исполнения…»

0_c9bd5_b553fcda_XXLНа «премьере» песни в редакции «Фронтовой правды» присутствовал и писатель Евгений Воробьев, который работал тогда в газете. Сразу же после того, как «Землянка» была исполнена, он попросил Листова записать ее мелодию. Нотной бумаги под рукой не оказалось. И тогда Листов, как уже не однажды приходилось ему поступать в тех условиях, разлиновал обычный лист бумаги и записал мелодию на нем.

0_c9bdd_ed0d1359_XL25 марта 1942 год в «Комсомольской правде» впервые была напечатана песня «В землянке» – слова и мелодическая строчка. Так уж получилось, что публикация эта оказалась едва ли не единственной в первые годы войны. Дело в том, что некоторые «блюстители фронтовой нравственности» посчитали строки “До тебя мне дойти нелегко, а до смерти — четыре шага” упадочническими, разоружающими. Они требовали вычеркнуть их, заменить другими, «отодвинуть» смерть «дальше от окопа». Но менять что-либо, т.е. портить песню, было уже поздно, она, как говорится, «пошла». А ведь известно: «из песни слов не выкинешь».

0_c9bdc_fa6b07b1_XL Из воспоминаний Суркова следует, что изменения в текст песни вносил не он (встречается утверждение, что это сделал Константин Симонов). О возмущении, которое вызывала эта замена у фронтовиков, рассказывала Суркову Ольга Берггольц. Сам поэт получил от фронтовиков письмо со следующей просьбой: «Напишите вы для этих людей, что до смерти четыре тысячи английских миль, а нам оставьте так, как есть, — ведь мы-то знаем, сколько шагов до смерти».

0_c9bd9_cba18879_XLНиколай Бут. Письмо маме. 1970г.

Неутомимыми пропагандистами «Землянки» в годы войны были замечательные советские мастера песни Леонид Утесов и Лидия Русланова. Лидия Андреевна записала ее в августе 1942 года на грампластинку вместе с “Синим платочком”. Её обожал Юрий Никулин, исполнивший однажды песню со своими друзьями-однополчанами.

После войны, в 1946 году, Алексей Сурков получил Сталинскую премию первой степени, в том числе и за свои стихи «Бьётся в тесной печурке огонь…». А в мае 1999 года, в деревне Кашино Московской области, ребятами из клуба «ИСТОК» города Истры был установлен памятный знак, на открытии которого присутствовали ветераны 9-ой Гвардейской дивизии и дочь поэта — Наталья Алексеевна Суркова. В Истринском районе проводятся фестивали военной песни, а в городе Дедовске состоялся фестиваль песни и поэзии имени Алексея Суркова «И поёт мне в землянке гармонь».

0_c9bd8_80d0d343_XXLМарат Самсонов. В минуту затишья. 1958г.

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза,
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко-далеко.
Между нами снега и снега.
До тебя мне дойти нелегко,
А до смерти — четыре шага.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови.
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.

Часто последняя строка песни исполняется в варианте «От твоей негасимой любви».

Во время войны в некоторых исполнениях текст песни выглядел совершенно по-другому: после первых двух куплетов (без изменений) следовали не два, а четыре:

Ты теперь далеко-далеко.
Между нами — снега и снега.
До тебя мне дойти нелегко —
А до смерти четыре шага.

Пой, гармоника, ветру назло,
Заплутавшее счастье зови.
Стало в нашей землянке тепло
От моей негасимой любви.

Я любовь, что в душе, как маяк
Пронесу сквозь тоску и бои,
Чтоб увидеть, родная моя,
Мне счастливые слёзы твои.

И гармоника, будто в ответ
Песню радостной встречи поёт,
Словно ты посылаешь привет,
Словно имя ты шепчешь моё.

0_800d7_c6a14d39_L

 

 

 

 

Н. А. Некрасов «Внимая ужасам войны»

Мать:

«Я точно знаю, что у меня скоро родится сын. Он будет веселый, красивый, умный и сильный. Я заранее люблю его. Я представляю его голубые глаза и светлые волосы как у отца. Мне так хочется, чтобы он радовался этому миру, пению птиц и журчанию ручейков, зеленой траве и ласковому солнцу. Мне так хочется прижать его к себе и долго-долго не отпускать. Какой сладкий запах идет от его волос, как чудесно звучит его звонкий голос. Какое это чудо – быть матерью. ……

Вот если б только не было войны!»

Какие разные эти слова женщина и война. Женщина дает нам жизнь, а война ее забирает. Однако в годы войны эти понятия шли бок о бок. События тех военных дней навсегда останутся в наших сердцах.

009Н. А. Некрасов написал это стихотворение  в 1856 году, когда в России шла Крымская война, принесшая солдатам и офицерам незабываемую славу, а правящим кругам – проклятия и бесславие. Более полумиллиона человек потеряла Россия в этой войне.

Знаете ли вы историю написания стихотворения Некрасова «Внимая ужасам войны»?

«Севастопольских рассказов» Л.Н.Толстого три, это «Севастополь в декабре месяце», «Севастополь в мае», «Севастополь в августе 1855 года».

Я остановлюсь на одном из них. «В рассказе «Севастополь в августе 1855 года» два главных героя – это братья Козельцевы. Старший из них, Михаил, — офицер, его любят солдаты, он энергичный и талантливый. Михаил возвращается после госпиталя в свой полк, хотя рана еще не совсем зажила.

В пути он встречает своего младшего брата Володю. Володя только что закончил военное училище и по своему желанию едет в Севастополь. Считает, что стыдно жить в Петербурге, когда тут умирают за Отечество. Ему всего 17 лет, он скромный, добрый, боится показаться смешным и неумелым.

Во время одного из штурмов Севастополя старший был смертельно ранен. А младшего убивают в первом и последнем для него бою.

Погибли два молодых сына Отечества, которые были полны сил и горячо любили свою Родину.

Мне их очень жаль. А теперь только представьте, что будет с матерью героев, как она переживет страшное известие о гибели своих сыновей…

 Итак,  под впечатлением событий Крымской войны и событий, описанных Толстым в «Севастопольских рассказах», Некрасов пишет свое бессмертное стихотворение «Внимая ужасам войны…»

img5Внимая ужасам войны,

При каждой новой жертве боя

Мне жаль не друга, не жены,

Мне жаль не самого героя…

Увы! утешится жена,

И друга лучший друг забудет;

Но где-то есть душа одна —

Она до гроба помнить будет!

Средь лицемерных наших дел

И всякой пошлости и прозы

Одни я в мир подсмотрел

Святые, искренние слезы —

То слезы бедных матерей!

Им не забыть своих детей,

Погибших на кровавой ниве,

Как не поднять плакучей иве

Своих поникнувших ветвей…

Тема, композиция стихотворения

В первой строфе Некрасов проявляет своё отношение к войне (она ужасна, её нельзя игнорировать, а только внимать). С точки зрения лирического героя, жалость вызывает не друг убитого, не его жена и даже не он сам. А кто? Это первая загадка.

Во второй строфе лирический герой с сожалением констатирует, что человеку (жене, другу) свойственно забывать близких. Но есть душа, которая будет помнить до гроба. Что это за душа? Это вторая загадка.

В третьей строфе святость и искренность слёз этой души противопоставлена лицемерию, пошлости и прозе земного бытия.

В самом начале последней строфы раскрывается загадка этой помнящей души – загадка слёз: «То слёзы бедных матерей». Противоестественно забыть смерть ребёнка, как противоестественно дереву с поникающими ветвями поднять их. Некрасов не случайно сравнивает мать с плакучей ивой. Даже название дерева сближает его с тоскующей матерью. Здесь игра слов плачущая (непостоянный признак у причастия) и плакучая (постоянный признак у прилагательного). Некрасов выбирает второе, потому что слёзы матери неиссякаемы.

Основная мысль: смерть на войне бессмысленна и бесчеловечна, она не стоит того горя, которое доставляет матерям воинов. Если глубже, война вечна, она – порождение человеческого разума, пренебрегающего ценностью человеческой жизни. Только мать, дающая жизнь, способна искренне оплакать её как самую большую ценность.

Некрасовские «слезы матерей»  вместили и слезы матерей  Толстого, и слезы современных матерей: на бессмысленных войнах горячих точек в наши дни продолжают гибнуть их сыновья…

Она поседела в разлуке
За годы великой войны.
Её терпеливые руки
Огнём и трудом крещены.

В те годы пришлось ей несладко:
Ушла вся семья воевать,
А дома она —
И солдатка,
И наша солдатская мать.

Но беды она выносила,
Не хмуря высоких бровей.
Пахала она и косила
За мужа,
За старшего сына,
За младших своих сыновей.

И верил я снова и снова,
Что в каждом конверте найду
Её материнское слово,
Её сокровенное:
«Жду!»

Я знал в эти годы крутые,
Что каждую строчку письма
С ней вместе писала Россия,
Россия,
Россия сама!  (Николай Старшинов)

1150

       Ненаписанное письмо матери…

Милая моя мама, не надо плакать, я всё слышу и вижу. Старый, давно пожелтевший конверт, лежащий на комоде, забудь его, не плачь, не надо. Убери его подальше. Не роняй слезу, моя дорогая мама, не к лицу это тебе, моя родная. Помнишь, уходя, я сказал тебе:
– Долг солдата – служить Родине. Не рыдай, не надо. Я думал, что вернусь, приду и обрадую тебя на заре, но, видимо, не суждено было этому сбыться.

В том конверте писал командир:
– Ваш сын вел с душманами бой, отважно и геройски сражался. Помощь опаздывала, а патроны закончились. Прости нас, мать… Он оставил для себя последний патрон, не мог он сдаться врагу. Оставил записку, лежащую на разбитом автомате, со словами: «Всё равно мы к победе придем!». Передаю Вам записку с этим письмом. Ваш сын из жизни ушел как герой, вечная память ему. Спасибо тебе, мать, за такого сына, он пришел, пришел к своей победе. Прости меня, если сможешь, мать, не уследил за твоим сынком.

Мама, дорогая милая мама. Как часто мне приходилось тебя обижать, прости меня, родная, за всё, за всё, прости.
– Я вернусь! – Я вер – ну – сь, ма–а–ма! – вдруг издалека послышался ей голос сына. – Мама, спрячь подальше этот печальный конверт. – Не плачь, не рыдай, моя дорогая, не лей слез. – Я вернусь на заре, я вернусь.., мы обязательно с тобой встретимся…                                     (Виталий Червонный)

2283a805b04c182a248019604faef797

Памятник Матери, г. Задонск, Липецкая область, Россия.

В центре композиции – изваяние немолодой женщины. Вокруг восемь обелисков с мужскими именами: Михаил, Дмитрий, Константин, Тихон, Василий, Леонид, Николай, Пётр. Так задонцы увековечили память одной из самых знаменитых своих землячек — Марии Фроловой. Памятник русской женщине-матери, вырастившей и воспитавшей 12 детей. Восемь из которых у Марии Матвеевны отняла война.

3Памятник Прасковье Еремеевне Володичкиной , пос. Алексеевка, Кинельский район, Самарская область, Россия.

Памятник солдатской матери Прасковье Еремеевне Володичкиной, девять сыновей Александр, Андрей, Петр, Иван, Василий, Михаил, Константин, Федор и Николай, отдали свою жизнь во имя победы.

Когда началась Великая Отечественная Война, мать проводила на фронт одного за другим всех своих сыновей. А потом стали приходить похоронки, после пятой не выдержало сердце матери и Прасковья умерла в середине войны. Шестая — на Василия, который погиб в январе 1945 года, пришла уже в пустой дом, в который все израненные летом 45-го вернулись Петр, Иван и Константин. Но и они один за другим стали уходить из жизни от многочисленных ран, полученных на фронте.

О семье Володичкиных вспомнили в середине 90-ых годов. По инициативе Самарского губернатора 7 мая 1995 года, в канун 50-летия Победы, состоялось торжественное открытие мемориала семьи Володичкиных. Прасковья Володичкина в окружении девяти журавлей, как символ ожидания и веры.

4

 

Рассказ К.Д. Воробьева “Немец в валенках”

В бесчеловечном сохранить человеческое – вот подвиг.

Война – это страшное, но необходимо понимать, что ты не можешь, не имеешь права дать погибнуть в твоей душе тому, что и делает тебя человеком.

Нравственные качества справедливого человека вполне заменяют законы.(Менандр)

 Воину надлежит мощь вражескую сокрушать, а не безоружного поражать.(А.Суворов)

  Некоторые неписаные законы твёрже писаных.( Сенека)

Если ты ценишь свою жизнь, то помни, что и другие не меньше ценят свою. ( Еврипид)

 Убить человека – значит убить человека в себе. (И.Шевелёв)

Рассказ К.Д. Воробьева “Немец в валенках” переносит нас во времена Великой Отечественной войны. В центре этого произведения непростые взаимоотношения пленных и фашистов. Рассказ  был написан в 1966 г. В основу его положен реальный факт из лагерной жизни. Когда Воробьев находился в Саласпилсе, в лагере для военнопленных, ему встретился такой охранник — немец и звали его, как и героя рассказа, Вилли Броде. Этот человек проникся к Воробьеву сочувствием и однажды дал ему хлеб и сигарету.

К.Воробьёв показывает страшную, а не парадную сторону войны. Вслед за Л.Н.Толстым Воробьёв показывает, что чудес не бывает, на войне в человеке проявляется то, что он накопил в себе в мирной жизни. Главный же вывод, к которому приходит читатель,- то отрицание войны, которое нам знакомо ещё с «Севастопольских рассказов» Л.Н.Толстого: “Или война есть сумасшествие, или, ежели люди делают это сумасшествие, то они совсем не разумные создания, как у нас почему-то принято думать”

Совершенно не обязательно сострадать или испытывать какие-либо положительные чувства к пленному вражеской армии. Но в то же время и чувство ненависти не должно помешать соблюдению основного гуманитарного правила: военнопленный имеет право на гуманное обращение.

 СКАЧАТЬ
Викторина по рассказу К.Д. Воробьева “Немец в валенках”

Гремят истории колокола,
Взывая к памяти моей,
И в них набаты
Жестоких битв и созиданий даты
И праздники, чья ширь и даль светла.
И позабытый вновь встает рассвет,
И кто-то в травы падает сраженный,
И город, артиллерией сожженный,
От дыма черен и от пепла сед.
Они гремят, в них отзвук прежних дней,
Намек, подсказка, предостереженье.
Кто помнит, тот не знает пораженья,
Кто помнит, тот беспамятных сильней.
 (Н.Грибачев)